Сказки про торговцев

Загрузка…

Веник — джинн
Киргизская сказка про старика и старуху, которые задолжали торговцу. Но в итоге воспитали джина, за что были выгнаны из села.
Змеиное деревце
Сказка о бедняке и волшебном деревце, которое появилось у него во дворе, когда умерла необыкновенная змейка, приносящая ему счастье. Но жадный купец отобрал все имущество у бедняка. Не сдался бедняк и стал думать как вернуть свое.
Дурман-трава
Сказка про хозяйку, которая увидела у постояльца большой короб. И так ей захотелось заполучить содержимое того короба, что уговорила мужа и напоить постояльца дурман-травой.
Продавец разума
Цирюльник заткнул свою бритву за пояс и взял в руки золотую бритву. На когда он вошёл к царю, то обратил внимание на надпись. Цирюльник был грамотный. Он прочёл: «Всякое дела начинай подумавши; не подумаешь — пожалеешь...» Цирюльник достал свою бритву и стал брить царя, а золотую положил перед ним на стол.
Как родилась песня
Дошёл как-то один купец на своих парусных лодках до реки Ресенган и остановился в приморском селении. Бойко торгует, на все лады товар свой расхваливает: ситец, украшения, разные безделушки. Зашла как-то раз к нему в лавку известная в тех местах красавица. Расщедрился тут купец, задешево отдал шёлк самый лучший, зовёт красавицу снова в лавку прийти за покупками. Что задумал купец, красавице невдомёк, она и пришла. И так старается купец женщину улестить, и эдак — ничего у него не выходит. Рассердилась женщина и ушла.
Бадай придумал, чем жить
Женился Бадай и думает: на что же будет жить его семья? Думал он, думал и вот что надумал. Соберёт он шерсть, что оставляют овцы на колючках, из шерсти сваляет войлок, обменяет войлок на кобылу, кобыла принесёт жеребёнка, жеребёнок вырастет в хорошего скакуна, а за скакуна можно и юрту купить.
Благодарение Богу
Весь день они были в пути, а когда стемнело, решили сделать привал. И только сошли с дороги, чтобы выбрать подходящее местечко для ночёвки, как вдруг увидели в высокой траве козу. Коза так испугалась, когда они подошли к ней, что от страха не могла даже шевельнуться.