Мои сказки

Гудбранд с косогора

Подивился крестьянин, однако от обмена не отказался. Идет Гудбранд по дороге с поросенком и сам на себя не на радуется. «Ишь ты, - думает, - до чего у меня все толково выходит. Надо бы и поросенка поприбыльней сменять». И сменял он поросенка на козу. А день-то был базарный, и люди много всякой живности в город на продажу вели. «Вот где выгодную мену сделать можно», - смекнул Гудбранд. И пошел он меняться. Козу сменял на овцу, овцу на гуся, гуся на петуха. Идет он с петухом, и тут ему до смерти есть захотелось. А денег на хлеб нету. Что тут станешь делать?
8 минут 1676 0
Читать и слушать Гудбранд с косогора (Норвежские сказки, Народная). Скачать FB2 бесплатно

Жил на свете крестьянин по имени Гудбранд. Усадьба его стояла на косогоре, и потому прозвали его Гудбранд с косогора.

Жил он со своей старухой душа в душу, и никогда ему жена ни в чем не перечила. Что муженек сделает-то и ладно. Худо ли сделает, хорошо ли, — а попреков от жены никогда не услышит.

Жили они хоть и не в большом достатке, но и не в бедности.

Был у них надел земли, две коровы в хлеву да сотня далеров в кубышке про черный день.

Вот однажды жена и говорит мужу:

Надо бы в город сходить, продать одну корову, чтоб и у нас, как у всех добрых людей, были деньги на расходы. А ту сотню далеров, что в сундуке припрятана, нам не еле тратить. Да и ходить за одной коровой мне легче будет.

Это ты, жена, ладно придумала,— отвечает Гудбранд.

Повязал он корове рога веревкой и повел ее продавать.

Пришел в город, встал на рыночной площади и ждет покупателей. Только никто к корове и не приценивается даже

«Что ж подумал Гудбранд.— Какая мне неволя ее продавать? Место в хлеву всегда сыщется, а дорога до дома с утра длинней не стала».

И поплелся он потихоньку назад в деревню. Шел он по дороге и повстречал человека, что вел на продажу коня «А ведь конь-то в хозяйстве еще больше пригодится», — подумал Гудбранд и выменял свою корову на коня.

Идет он дальше и видит: гонит крестьянин хворостинкой жирного поросенка.

Приглянулся Гудбранду тот поросенок, вот он и говори крестьянину:

Слышь-ка, добрый человек, давай меняться. Я тебе коня, ты мне поросенка.

Подивился крестьянин, однако от обмена не отказался. Идет Гудбранд по дороге с поросенком и сам на себя не на радуется. «Ишь ты, — думает, — до чего у меня все толково выходит. Надо бы и поросенка поприбыльней сменять».

И сменял он поросенка на козу. А день-то был базарный, и люди много всякой живности в город на продажу вели. «Вот где выгодную мену сделать можно», — смекнул Гудбранд. И пошел он меняться. Козу сменял на овцу, овцу на гуся, гуся на петуха. Идет он с петухом, и тут ему до смерти есть захотелось. А денег на хлеб нету. Что тут станешь делать?

Продам-ка я петуха,— решил Гудбранд. — Не пропадать же мне с голоду!

Продал он петуха за двенадцать шиллингов, купил еды, закусил и зашагал дальше налегке.

Добрался Гудбранд до своей деревни и зашел к соседу отдохнуть с дороги.

Хорошо ли торговал в городе? — спрашивает его сосед.

Да как сказать, — отвечает Гудбранд. — Оно, конечно, хвалиться нечем, да только и жаловаться вроде бы не на что. И рассказал он, как все у него вышло.

Ну, и достанется тебе нынче от жены! — говорит сосед. — Не хотел бы я на твоем месте быть.

Отчего же? — говорит Гудбранд.— Не так уж худо я торговал. Только худо ли, нет ли — жена мне все равно и слова поперек не скажет.

Знаю, знаю, она у тебя добрая, — отвечает сосед,— только уж на сей раз ты от нее спуску не жди.

Тут Гудбранд и предложил соседу:

Хочешь побьемся с тобой об заклад? Есть у меня в кубышке сотня далеров; я их на черный день припрятал. Ежели жена меня хоть словом попрекнет, я тебе все эти деньги отдам. А коли она меня хвалить станет, то ты мне сто далеров отдашь.

Ударили они по рукам, дождались, пока стемнело, и пошли к Гудбрандовой усадьбе. Гудбранд в дом вошел, а сосед за дверью схоронился и стал слушать, что дальше будет.

Переступил Гудбранд порог, с женой поздоровался:

Вечер добрый!

Вечер добрый! — говорит жена. — Слава богу, что ты воротился. Каково торговал в городе?

Да так себе. Хвалиться нечем. Корову никто покупать не стал, и я ее на коня выменял.

Вот спасибо, так спасибо! — обрадовалась жена. — Теперь мы в церковь в повозке ездить станем, не хуже других. Да и в хозяйстве лошадь пригодится. Веди-ка ее в сарай!

Нет у меня лошади! Я ее по дороге на поросенка выменял,— отвечает Гудбранд.

А жена еще пуще обрадовалась.

Экий ты у меня разумник! Мне бы и то лучше не сделать. Уж не знаю, как тебя и благодарить! Будет теперь у нас в доме и свинина, и сало, будет чем добрых гостей попотчевать. А конь нам ни к чему! Из-за него только сраму от людей натерпишься. Ишь, скажут, до чего загордились, уде и в церковь пешком пройтись не могут! Отведи-ка поросенка в хлев.

Так ведь и поросенка-то у меня уже нет. Я его по дороге на козу обменял,— отвечает Гудбранд.

А жена от радости сама не своя.

И всё-то ты так складно придумаешь! Поросенок что? Его съешь — и как не бывало. А от козы у нас всегда и молочко, и сыр будет. Ну-ка, тащи сюда свою козу.

По правде сказать, так и козы у меня нет. Шел я по дороге и выменял ее на овцу,— говорит Гудбранд.

А жена от радости чуть не пляшет.

И как ты только до этого додумался? Куда нам коза? Только и знай, что гоняйся за ней день-деньской с хворостинкой по пригоркам да по лугам! А от овцы нам и мясо, и шерсть будет. Ну-ка, давай сюда твою овцу.

Была у меня овца, да вся вышла. Я ее на гуся выменял, — отвечает Гудбранд.

А жена от радости опомниться не может.

Вот это ты хорошо сделал! Вот спасибо, так спасибо! Ни к чему мне овца, ежели толком рассудить. У меня ни прялки, ни веретена нет; да и не мастерица я шерсть прясть. А надо будет, так ее и купить недолго. Зато мы теперь жирной гусятиной полакомимся, я ее страсть как люблю. И подушки гусиным пухом набить можно. Ну-ка, где там у тебя твой гусь?

И гуся у меня нет. Я его на петуха выменял,— говорит Гудбранд.

Тут жена от радости света невзвидела.

И как только у тебя на все ума хватает! И то сказать, для чего нам гусь? Я его и жарить-то толком не умею. А подушки и сеном набить можно. Вот петух — иное дело! Это все одно, что часы купить. Теперь мы всегда к сроку вставать будем. Как закукарекает он на заре — тут уж не проспишь! Тащи сюда петуха!

Продал я его,— говорит Гудбранд, — у меня по дороге так с голоду живот подвело, что думал, живым не останусь. Вот и пришлось мне за двенадцать шиллингов петуха продать да еды себе купить.

Слава богу, что ты до этого додумался! — закричала жена. — Что б ты ни сделал, все ладно! А петух нам ни к чему. Мы сами себе господа и можем по утрам спать, сколько душа пожелает. Был бы только ты у меня жив — здоров, больше мне ничего не надо - ни гуся, ни коровы, ни поросенка!

Тут открыл Гудбранд дверь и говорит соседу:

Ну что, сосед, выиграл я сто далеров?

А тот отвечает:

С хорошей-то женой хоть и проиграешь, а все в выигрыше останешься.

И купил Гудбранд на те сто далеров, что у соседа выиграл, и корову, и коня, и поросенка, и много всякой живности.

Вот и сказке Гудбранд с косогора (Норвежские сказки) конец, а кто слушал — огурец!

Оцените «Гудбранд с косогора»

Скачать сказку «Гудбранд с косогора»

Скачать FB2 Сказка Гудбранд с косогора доступна в формате FB2 для телефона, планшета, компьютера и ридера для электронных книг.

Похожие сказки

Потерянный кошелёк
Этот кошелёк не принадлежит купцу. Я тоже на днях потерял кошелёк, и в нём было как раз столько же золотых эскудо, но не было ни одной венецианской монеты. Значит, этот кошелёк мой. Затем, обратившись к женщине, герцог прибавил: Почтенная сеньора, дарит не тот, кто богат, а тот, кто добр, — так говорят у нас в народе. Потому-то ты и принесла сюда этот кошелёк. Возьми же его себе в награду за доброту. И отдал женщине кошелёк со всеми эскудо.
Шурьенка и Атальенка
На этот раз тебе от старухи не спастись. Она всё знает и надумала тебя в печи изжарить и съесть. Но если ты останешься мне верен и возьмёшь меня с собой, я тебе помогу из беды выпутаться. Вечером бабка тебя спать пошлёт, как ни в чём не бывало, а я начну посуду мыть. Как звякну тарелками в первый раз, ты просыпайся, как звякну во второй — вставай, а в третий — прыгай в окно, а я за тобой, вместе убежим. Сказала Атальенка и ушла, а Шурьенка вечером принёс муку и, дрожа от страха, как осиновый лист, отдал её старухе. Та опять давай браниться да кричать, что Атальенка с Шурьенкой спелись. Потом вдруг притихла, накормила его ужином и послала спать. А старику тем временем печь велела топить. Когда вытопит, чтоб старуху будил.
Козёл лупленый
Старик поверил, что козёл говорит правду, и сам пошёл с ним. А козёл и с ним проделал то же самое. Тут старик рассердился, пришёл домой, зарезал козла, ободрал его, посолил, насадил на вертел и пристроил жариться на огне. А козёл соскочил с вертела — и ну бежать, да и угодил прямо в лисью нору. Лисы в ту пору дома не было. Возвращается она и слышит, что в доме кто-то есть. Побоялась войти и, печальная, пошла прочь. Встречается ей заяц и спрашивает, отчего она такая невесёлая. Лиса ему рассказывает, что кто-то залез в её дом и она боится туда войти.
Водяной
Понял водяной, что все его утешения напрасны, и ушел. А парнишка, наплакавшись вволю, уснул. Тогда водяной подкрался к нему на цыпочках и перенес в другую комнату. Проснулся мальчик, посмотрел вокруг и увидел, что лежит на серебряной кровати посреди серебряной комнаты — и стены, и пол, и потолок серебряные, у постели серебряный столик с игрушками, и все игрушки из чистого серебра. Этакое богатство! Как завороженный, смотрел на них парнишка. Потом взял серебряные игрушки и стал играть. Но через минуту забава ему надоела. Вспомнил он, как весело было возиться дома с братцем и сестричкой, и заплакал навзрыд.