Мои сказки

Про летучую мышь

Царь птиц — феникс, узнав о ссоре сороки и вороны, решил примирить их. И вот однажды рано утром собрал он в лесу всех птиц. Была здесь и летучая мышь. Последними прилетели ворона и сорока. Взглянули они друг на друга — и вспыхнули обе от гнева. Феникс захотел, чтобы сначала они сами рассказали о причине ссоры, а потом уже говорили другие птицы.
4 минуты 3085 0
Читать и слушать Про летучую мышь (Китайские сказки, Народная). Скачать FB2 бесплатно

Когда-то, давным — давно, летучая мышь жила в лесу, так же как и птицы. Каждое утро, едва появлялось солнце, она вылетала из своего гнезда, распевала песни и отыскивала себе пищу.

Однажды из-за какого-то зернышка поссорились сорока и ворона. Ворона утверждала, что она первая увидела это зерно и потому оно должно принадлежать ей, сорока же говорила, что зерно нашла она и ни за что не отдаст его вороне.

Ни та, ни другая не хотели уступать друг другу, подняли крик, а потом начали драться. В пылу драки они не заметили, как вылетели из леса и потеряли зернышко.

Летучая мышь во время этой ссоры сидела неподалеку на дереве. Как только драчуньи улетели, она тихонько спустилась вниз и съела зерно. А потом, весело распевая, принялась летать по лесу.

Подлетев к гнезду вороны, она увидела, что та сидит сердитая-пресердитая. Ей, видно, плохо пришлось в драке: нос у нее посинел, лицо распухло.

Сестрица, — тихонько заговорила с ней летучая мышь, — мы ведь с тобой старые друзья, совсем как родные. Поэтому я и хочу рассказать, как тебя сейчас бранила сорока: и черная-то ты, и смешная-то, и глупая-то, да еще говорит, что не следовало бы тебе воровать ее зерно.

Ах, она негодная, нахалка, — возмутилась ворона, — я буду не я, если не заклюю ее!

Летучая мышь сделала вид, что она тоже рассержена, сказала что-то плохое про сороку и улетела. А затем, подлетев к гнезду сороки, она заговорила:

Сестрица сорока, а сестрица сорока! Мы ведь с тобой старые друзья, совсем как родные. Поэтому я и хочу рассказать, как тебя сейчас бранила ворона: и нахалка ты, и негодная, да еще сказала, что заклюет тебя.

Услышав это, сорока от гнева слова не смогла вымолвить. Летучая мышь посочувствовала ей, выбранила ворону и улетела.

С тех пор сорока и ворона стали врагами. Но и та и другая считали летучую мышь своим другом и всегда приглашали ее к себе в гости.

Царь птиц — феникс, узнав о ссоре сороки и вороны, решил примирить их. И вот однажды рано утром собрал он в лесу всех птиц. Была здесь и летучая мышь. Последними прилетели ворона и сорока. Взглянули они друг на друга — и вспыхнули обе от гнева. Феникс захотел, чтобы сначала они сами рассказали о причине ссоры, а потом уже говорили другие птицы.

Ворона рассказала, как они поссорились из-за зерна и как сорока называла ее и черной, и смешной, и глупой.

Я этого не говорила, — не выдержав, перебила ее сорока, — вот она меня бранила и нахалкой, и негодной и грозилась заклевать.

Если бы ты первая не бранила меня, я не стала бы этого делать, — сказала ворона.

И они принялись спорить, кто кого начал бранить первый. От крика они раскраснелись, а зобы у них раздулись.

Долго слушал их феникс и наконец решил: пусть каждая из них приведет свидетеля, чтобы доказать свою правоту.

Летучая мышь, вот свидетель! — в один голос воскликнули ворона и сорока.

Все посмотрели на летучую мышь, ожидая, что она скажет. Но та поняла, что попалась, и не вымолвила ни слова. Она опустила голову, густо покраснела и улетела.

Тут всем стало ясно, кто был виновником вражды сороки и вороны. А те поняли, что им не следовало верить чужим словам, и снова стали друзьями.

Когда все птицы узнали, что летучая мышь — лгунья, никто не захотел больше дружить с ней. А ей самой было очень стыдно. Чтобы не встречаться с птицами, она покинула лес и поселилась под карнизом жилища человека. Днем она пряталась в своем гнезде и вылетала оттуда лишь под вечер, когда птицы улетали в лес.

Не отлучаясь далеко от гнезда, она питалась мелкими насекомыми. А петь совсем перестала, потому что боялась, как бы ее не услышали птицы.

И по сегодняшний день летучая мышь живет не так, как все птицы.

Вот и сказке Про летучую мышь (Китайские сказки) конец, а кто слушал — огурец!

Оцените «Про летучую мышь»

Скачать сказку «Про летучую мышь»

Скачать FB2 Сказка Про летучую мышь доступна в формате FB2 для телефона, планшета, компьютера и ридера для электронных книг.

Похожие сказки

Старикам ума не занимать
Есть в Синано местность под названием Сарасина. Жил там один крестьянин со своей старушкой-матерью. Из головы у него не выходила мысль, что матери уже исполнилось семьдесят лет и вот-вот должны явиться княжеские чиновники и увести ее. Разве перенесет она далекую ссылку? Какая уж там работа в поле — все у него из рук валилось! Измучился он вконец и решил, что лучше самому увести мать из дому, чем дожидаться, пока жестокосердные чиновники ушлют ее неведомо куда.
Удав-женщина
Утром позвал он кудесника и рассказал ему, что видел ночью. Кудесник посоветовал собрать всех мастеров и немедленно выстроить железный дом о семи стенах, снабдив его крепкими замками. Когда будет всё готово, заманить туда жену и запереть, а затем, скупив у всех хлебопашцев солому, обложить дом и поджечь. Огонь должен пылать до тех пор, пока стены не накалятся докрасна и не погибнет в огне удав-жена. При этом кудесник предупредил, что если юноша не последует его совету, то жена его через два года окончательно обратится в удава и проглотит всех жителей аула.
Красивая и умная Фариштамох
О дорогой друг, — говорил сын пастуха, обращаясь к кукле, — в одном городе жили гадатель со знахарем. Однажды гадатель погадал и узнал, что дочь египетского фараона, которой нет равной по красоте, заболела тяжелой болезнью, и ни один знахарь не может вылечить ее. Египетский фараон объявил, что тому, кто вылечит его дочь, он отдаст ее в жены с большим приданым. Когда гадатель рассказал об этом знахарю, тот сказал:
Сестрица Седеф
Нарядил, разукрасил везир свою чёрную дочь и отдал её за падишаха. Отдать-то отдал, но из какого пальца у неё может заструиться свет, если на всех десяти пальцах дочери черного везира чернота! Аллах, не дай испытать на себе их зло! Раньше она улыбалась даже рабыням, теперь пришло её время, и на каждого она разными уловками и хитростями посадила черное пятно. Больше всех досталось сиротке, хуже всех пришлось сиротке... Стала она чернее чёрного — водой из сорока рек и то не отмоешь. Недаром учат: наговор опасен, как горные стремнины! Осрамила мачеха сиротку даже в глазах родного отца и добилась — падишах прогнал от себя дочь.